Дорогой Дневник

Дорогой Дневник

Маясь в крови и в поту, — Чтобы такую Миру явить красоту? Но в отличие от двух названных поэтов он демонстративно придерживался анти-авангардной позиции в искусстве. Йейтс никогда не старался бежать впереди прогресса — наоборот, он считал делом чести хладнокровно игнорировать его, идти не в ногу, стоять на своем, искать будущее в прошедшем. За это его называли чудаком, не раз пытались особенно в тридцатые годы"сбросить с парохода современности". В эпоху радио, аэропланов и профсоюзов он увлекался сказками, сагами о богах и героях, основывал какие-то загадочные эзотерические общества, искал истину в Каббале, в картах Таро, в индийской философии, сочинял философско-мистический трактат о вечном круговороте души и истории. Можно сказать, что в эпоху наступившего материализма Йейтс представлял собой передовой, далеко выдвинутый вперед аванпост самого упрямого и закоренелого идеализма. Где-то рядом партизанили Честертон и Киплинг, Толкиен и К?. Но если Киплинг, занявший конформистскую позицию по отношению к современности, обнаруживал романтику, скажем, в паровозах и машинах, то Йейтс не отдал бы за них ни лепестка своей увядшей розы, ни камешка старой башни. И если Толкиен четко отделял свою реальную профессорскую жизнь от блужданий в Средиземье, для которых существовали особые часы творчества да задняя комната оксфордского кафе"Орел и Дитя""Пташка и крошка" , то Йейтс, как истинный символист, не разделял жизни и стихов. Как заболевший кот обшаривает всю округу в поисках особой травки — единственной, которая может его исцелить, — так Йейтс искал противоядие от низкого практицизма века где только мог — в фольклоре и античной философии, в оккультизме и теософии.

У.Б. Йейтс,"Единственная ревность Эмер"

Но в отличие от двух названных поэтов он демонстративно придерживался анти-авангардной позиции в искусстве. Йейтс никогда не старался бежать впереди прогресса — наоборот, он считал делом чести хладнокровно игнорировать его, идти не в ногу, стоять на своем, искать будущее в прошедшем. За это его называли чудаком, не раз пытались особенно в тридцатые годы"сбросить с парохода современности". В эпоху радио, аэропланов и профсоюзов он увлекался сказками, сагами о богах и героях, основывал какие-то загадочные эзотерические общества, искал истину в Каббале, в картах Таро, в индийской философии, сочинял философско-мистический трактат о вечном круговороте души и истории.

Можно сказать, что в эпоху наступившего материализма Йейтс представлял собой передовой, далеко выдвинутый вперед аванпост самого упрямого и закоренелого идеализма. Где-то рядом партизанили Честертон и Киплинг, Толкиен и К?.

(Стихи из пьесы"Последняя ревность Эмер"). Йейтса влекло к этой необычной женщине; он не подозревал, в какую запутанную, тупиковую ситуацию.

Джек Далтон считал, что в первом издании было около двух тысяч ошибок. Йетс"В тени Бен-Балбена". Йетс"Последняя ревность Эммер", перевод Г. Производные термины еще поразительнее. Считалось, что это подражание крику чаек, вьющихся над Марком, или просто заумь. Но в записях М. Гаспарова есть ссылка на Вяч. Иванова, поясняющего его как жаргонное венское словечко, передразнивающее славянское"творог", а оно, в свою очередь, выводится от"творить", как"" от"".

Йетс"Последняя ревность Эмер".

Коснувшись нелюдимого крыла, Припомнила ль она себя другой - Не той, чью душу ненависть сожгла, Когда, химерою воспламенясь, Слепая, во главе толпы слепой, Она упала, захлебнувшись, в грязь? А я ее запомнил в дымке дня - Там, где Бен-Балбен тень свою простер, - Навстречу ветру гнавшую коня: Как делался пейзаж и дик, и юн! Она казалась птицей среди гор, Свободной чайкой с океанских дюн. Свободной и рожденной для того, Чтоб, из гнезда ступив на край скалы, Почувствовать впервые торжество Огромной жизни в натиске ветров - И услыхать из океанской мглы Родных глубин неутоленный зов.

«The Last Laugh» (, рассказ). г. . «The Last Temptation» (, роман). г. г. Неизвестный автор «Единственная ревность Эмер» .

Женская красота — словно белая птица, Хрупкая птица морская, которой грустится На незнакомой меже среди черных борозд: Шторм, бушевавший всю ночь, ее утром занес К этой меже, от океана далекой, Вот и стоит она там, и грустит одиноко Меж незасеянных жирных и черных борозд. Сколько столетий в работе.

Переводы из Уильяма Йейтса( Григорий Кружков) Великое колесо возвращений ( 2)

Но тщетно он Сокрытых истин ищет в пыльных книгах, Слепец! Ты знаешь все, так почему бы Тебе не постучаться в эту дверь И походя не обронить намека? Он обо мне писал в экстравагантном Эссе — и закруглил рассказ на том, Что, дескать, умер я. Спой мне о тайнах лунных перемен: Правдивые слова звучат, как песня.

я пойду в следующий четверг на экспериментальный спектакль" Единственная ревность Эмер" в дк маи у меня друзья ходили в.

Ведьмы, колдуны и ирландский фольклор Когда всю Европу охватила страсть к сверхъестественному, Ирландия не осталась в стороне от этого повального увлечения. В своей незавершенной автобиографии доктор Адам Кларк вспоминает, что, когда он учился в школе в Антриме а было это в конце века , школьный товарищ рассказал ему про книгу Корнелия Агриппы о магии и про то, что ее непременно нужно держать в цепях — иначе она поднимется в воздух и улетит. А вскоре он прознал об одном крестьянине, у которого имелась эта книга, позднее же подружился с бродячим лудильщиком, у которого она тоже была.

Как-то раз мы с леди Грегори рассказывали деревенскому старику о видениях одного нашего друга. Ирландские видения и оккультные теории значительно отличаются от английских и французских, ибо в Ирландии, как и в Северной Шотландии, до сих пор живучи древние кельтские мифы; впрочем, сходства куда больше, нежели различий. Записанный леди Грегори рассказ о колдунье, которая в заячьем обличье заставляет гончих псов кружиться в бешеной пляске, вспоминают, пожалуй, чаще других ведьмовских историй.

Ее рассказывают, наверное, в каждом селе, где сохранилась хотя бы слабая память о колдовстве. Эту же историю мы встречаем и в данных под присягой свидетельских показаниях на суде над Джулианой Кокс — старухой, обвиненной в колдовстве в г. Он присягнул, что отправился травить зайца со сворой гончих и неподалеку от дома Джулианы Кокс наконец заприметил зайчиху.

Собаки гнались прямо за ней по пятам и прогнали ее так три круга, пока наконец охотник, увидав, что зайчиха совсем выбилась из сил и устремилась к большому кустарнику, не побежал к тому кустарнику с тыла, чтобы поймать ее там и уберечь от псов. Но, как только он дотронулся до зверька, тот обернулся Джулианой Кокс:

Уильям Батлер Йейтс

Три Музыканта загримированные под маски. Призрак Кухулина в маске. Оборотень, имеющий обличье Кухулина в маске. Этна Ингуба в маске или загримированная под маску. Песня для развертывания и свертывания покрывала.

«Последняя ревность Эмер». Почему в твоём сердце трепет Причина вполне понятна: В доме друга я встретил. Одиночества статую. Она садилась.

Есть спектакли, после которых думаешь: Есть спектакли, после которых можно рассказывать друзьям про чудесные и необычные декорации. Он удивительный, странный и по-своему очень красивый. Музыка, голос, свет, пластика движений, костюмы, мимика — всё это сливается в одно, переплетается, а потом затягивает тебя внутрь благо зальчик маленький и действие разворачивается совсем рядом.

И ты как будто становишься частью происходящего. Море, оно же Белый Музыкант, захлестывает тебя волнами которые потом стояли у меня перед глазами еще не один час. От духов, осаждающих суровую Эмер, пробегает дрожь, будто это тебя на два голоса убеждают расстаться с последней надеждой. Большеглазая и холодная, сотканная из Грёзы Сида пробегает по тебе взглядом, и улыбка на ее губах оказывается совсем нездешней. А в самом конце разливается тихая-тихая печаль и страшно пошевелиться, чтобы не нарушить волшебную тишину момента.

Стихотворный текст не так-то просто воспринимать на слух, да еще и в такой атмосфере.

Единственная ревность Эмер

К"яростному негодованию" слова из эпитафии Свифта его толкало не только отвращение к материализму эпохи в целом, но и глубочайшее неудовлетворение ирландской жизнью и политикой. Он убедился, что все жертвы, принесенные на алтарь ирландской свободы, были напрасны. Достигнутая в стране демократия оказалась"властью черни", безразличной к духовности и культуре. Он клюнул на антибуржуазную демагогию фашистов и даже написал для них"Три маршевых песни", где были такие слова: О, любые старые слова подойдут".

Йейтса называют человеком поздней жатвы.

Две песни из пьесы «Последняя ревность Эмер». I. Женская красота – словно белая птица,. Хрупкая птица морская, которой грустится.

- ; , , ; , , , . - , . При них те же музыкальные инструменты, либо заранее стоявшие на сцене, либо внесенные Первым Музыкантом до того, как он встанет посреди сцены с полотнищем в руках или другим актером после того, как развернут полотнище. О, женская краса — подобье птицы, Бессильной белой чайки одинокой, Что после бури на заре томится Меж двух борозд на вспаханной равнине, Внезапным вихрем брошена далеко Меж темных рытвин на сырой равнине.

О, сколько веков провела.

Book 09 - The Hunchback of Notre Dame Audiobook by Victor Hugo (Chs 1-6)

    Хочешь узнать, как разобраться с проблемой ревности и устранить ее из жизни? Нажимай тут чтобы прочитать!